roskoshestvo.ru -

купить или арендовать доменное имя онлайн
+7 (495) 545-21-33 support@site.su
  • Домены совпадающие с roskoshestvo
  • Покупка
  • Аренда
  • roskoshestvo.ru
  • 50 000
  • 500
  • Домены с транслитом roskoshestvo
  • Покупка
  • Аренда
  • лемуры.рф
  • 70 000
  • 700
  • лузеры.рф
  • 50 000
  • 500
  • Рекомендуемые домены
  • Покупка
  • Аренда
  • 3000.рф
  • 100 000
  • 1 000
  • 5000.рф
  • 100 000
  • 1 000
  • 77.рф
  • 500 000
  • 5 000
  • boxes.su
  • 15 000
  • 150
  • nissans.ru
  • 50 000
  • 500
  • work.ru
  • договорная
  • договорная
  • work.su
  • 20 000
  • 200
  • абсолютная.рф
  • 70 000
  • 700
  • авиа.su
  • 51 668
  • 517
  • авиа.рф
  • 900 000
  • 9 000
  • авиалиния.рф
  • 100 000
  • 1 000
  • автошкол.рф
  • 70 000
  • 700
  • автошкола.su
  • 20 000
  • 200
  • автошколы.рф
  • 200 000
  • 2 000
  • адмирал.su
  • 20 000
  • 200
  • азбука.su
  • 20 000
  • 200
  • азией.рф
  • 70 000
  • 700
  • аид.рф
  • 70 000
  • 700
  • аксессуара.рф
  • 70 000
  • 700
  • активность.рф
  • 50 000
  • 500
  • актуальное.рф
  • 70 000
  • 700
  • алиментов.рф
  • 70 000
  • 700
  • алло.su
  • 43 334
  • 433
  • алмаз.su
  • 60 000
  • 600
  • алмазов.рф
  • 70 000
  • 700
  • алмазы.рф
  • 1 500 000
  • 15 000
  • алфавиты.рф
  • 50 000
  • 500
  • альтернативная.рф
  • 70 000
  • 700
  • альтернативное.рф
  • 70 000
  • 700
  • альтернативные.рф
  • 50 000
  • 500
  • альтернативный.рф
  • 50 000
  • 500
  • алюминиевые.рф
  • 50 000
  • 500
  • амуры.рф
  • 70 000
  • 700
  • аналитическое.рф
  • 70 000
  • 700
  • анатомии.рф
  • 50 000
  • 500
  • анкет.рф
  • 70 000
  • 700
  • арматура.su
  • 43 334
  • 433
  • арматуры.рф
  • 250 000
  • 2 500
  • аромат.рф
  • 1 300 000
  • 13 000
  • архитектуры.рф
  • 150 000
  • 1 500
  • ассортимент.su
  • 35 000
  • 350
  • атмосфера.su
  • 20 000
  • 200
  • аттестат.рф
  • 450 000
  • 4 500
  • аттестации.рф
  • 250 000
  • 2 500
  • аукциона.рф
  • 70 000
  • 700
  • аукционы.su
  • 43 334
  • 433
  • африкой.рф
  • 70 000
  • 700

ВЕЛИКАЯ КНЯГИНЯ ОЛЬГА АЛЕКСАНДРОВНА

Закатом рода Романовых следует считать кончину родной сестры последнего русского царя Николая Второго Ольги Александровны Куликовской, урождённой Романовой, 24 ноября 1960 года. В Канаде, где она провела последние годы жизни, Ольгу Куликовскую-Романову знают больше как художницу, классического мастера по акварели. Ольга Александровна – это последний уцелевший член Царской семьи и единственный порфирородный ребёнок (родилась в 1882) Императрицы Анны Фёдоровны и Императора Александра Третьего – родителей последнего русского Царя. (Порфирородным называется ребёнок, родившийся во время царствования родителей, что считалось особенным благословением; сам Николай Второй порфирородным ребёнком не является, но все его пятеро детей - порфирородные). Не смотря на то, что у Ольги Александровны – двое сыновей и внуки, право наследования Царской короны не распространялось на них, так как, выйдя замуж за полковника Куликовского, Ольга добровольно отказалась от всех привилегий, связанных с высоким положением своей семьи. Но справедливее сказать, что она отказалась от всех привилегий уже тогда, когда добровольно ушла сестрой милосердия на фронт (награждена в первой мировой войне Георгиевской медалью за храбрость). Выходила Ольга Александровна замуж за любимого человека Николая Куликовского, офицера Ахтырского полка, по-военному просто, в одежде сестры милосердия (даже ради венчания не было возможности переодеться). Ожидая первого ребёнка, продолжала работать в лазарете, где необходимо было по двенадцать-четырнадцать часов в сутки делать перевязки. Затем – рождение первенца, потеря брата Николая и его семьи, жизнь в казачьей станице по-крестьянски (Ольга Александровна ходила тогда босяком, кормила грудью ребёнка, а муж нанимался батраком и получал плату в виде продуктов питания), затем преследования и бегство с двумя малолетними детьми на руках, младший из которых мог не выжить из-за голода, лагерь беженцев, где Ольга, измученная и не спавшая двое суток, уступила свою кровать тифозному больному, горький хлеб изгнания вдали от Родины, собственное фермерское хозяйство в Дании, начатое с нуля, вторая мировая война и пленение сыновей Тихона и Гурия немецкими оккупантами, окончание войны и тут же преследования КГБ, почти невозможное спасение от «ловушки» и уход на борту «Эмпресс оф Кэнэда» курсом в Галифакс ... - судьба Ольги Александровны была постоянным испытанием, а вместе с тем, её акварельные работы остаются лёгкими, воздушными и радостными. И доверие к воспоминаниям этой женщины у меня возникает уже тогда, когда я пытаюсь представить себе её судьбу, а вместе с тем, рассматриваю чудо – репродукции со светлых, добрых акварелей. Кроме того, свидетельства Ольги Александровны о Николае Втором, его жене и детях – это свидетельства очень родного по отношению к Царской семье человека: она и брат Николай были с детства близки друг другу и эти по-детски доверительные и тёплые отношения Ольга и Николай сохранили и во взрослости. А когда принцесса Гессен-Дармштадская, по православному крещению - Александра, стала женой Николая Второго, то обе женщины – жена и сестра Царя - сделались лучшими подругами. С детьми же Николая Второго – своими племянницами – Ольга Александровна гуляла и играла почти каждый день. Не имея своих собственных детей в первом браке (брак с принцем Ольденбургским был признан Святейшим Синодом впоследствии недействительным браком), она всё своё свободное время отдавала им, а крестницу Анастасию и вовсе воспринимала как собственного ребёнка: «Ребёнок этот был дорог мне, как родная дочь». Свидетельства же эти тем ценнее, что всю свою жизнь Ольга Александровна старательно уходила от внимания репортёров. Даже тогда, когда её семья сильно нуждалась в деньгах, а многие и многие издания предлагали ей высокие гонорары за её рассказ о Царской семье, Ольга выбрала аскетическое молчание, продолжая зарабатывать на жизнь своими художественными работами и помогая мужу вести фермерское хозяйство. Лишь под конец жизни молчание было нарушено – всего за несколько месяцев до кончины, Ольга решилась засвидетельствовать свои воспоминания, работая с православным автором греческого происхождения, канадцем Яном Ворресом. В письменном поручительстве, разрешающем Яну Ворресу записать мемуары последней Великой Княгини, Ольга Александровна пишет: «Автор этой книги, господин Ян Воррес, убедил меня в том, что мой долг – как перед историей, так и перед собственной семьёй – поведать о подлинных событиях, связанных с царствованием последнего представителя дома Романовых. Столь жестокая по отношению к членам моей семьи судьба, возможно, щадила меня столько лет, чтобы позволить нарушить молчание и защитить семью от стольких клевет и кривотолков, направленных против неё». При чтении книги было ощущение, что Ольга Александровна не уходит ни от одного самого тяжелого вопроса, но для меня стали откровением следующие три вопроса: 1. Можем ли мы судить Русского Царя за отречение от престола? 2. Какими они были – семья Романовых? 3. Кто не предал? 1. Можем ли мы судить Русского Царя за отречение от престола? «Коронование русского царя – это торжественный связующий договор между Богом и государем», - так, просто и ясно, определяет это великое событие Ольга Александровна. «Отныне Ники держит ответ только перед Богом», - заканчивает она мысль. Однажды, когда Ольга Александровна была не старше одиннадцати, старший брат Николай попросил её сходить вместе с ним в Церковь в Большом Дворце в Петергофе. Он не сказал, зачем. Ольга почувствовала только, что нужна брату, и сама ни о чём расспрашивать не стала. Когда они вошли, служба уже шла. «Неожиданно началась сильная гроза. Вдруг появился огненный шар. Скользя от одной иконы к другой, расположенной на огромном иконостасе, он как бы повис над головой Ники», - вспоминает Ольга Александровна (стр.44). И тут же: «Он крепко схватил меня за руку; что-то мне подсказало, что для него наступило время тяжких испытаний...». Огненный шар мог быть шаровой молнией, но тот факт, что шар скользнул по иконостасу, а затем завис над головой последнего самодержавца Российского, можно с точки зрения веры рассматривать также и как знак, предзнаменование. Этот случай относится к 1892, либо к 1893 году. А уже в мае 1896 года состоялись коронация и миропомазание последнего Русского Царя на престол, и сотни очевидцев также видели два предзнаменования – плохое и хорошее. «Когда Николай Второй поднимался по ступеням алтаря, цепь ордена Святого Андрея Первозванного упала на пол - дурное предзнаменование для суеверных людей. Но это не обеспокоило Императрицу. Она в то же самое время увидела, как луч солнца упал на голову Императора, окружив её чем-то вроде ореола» (из книги Баронессы Софии Буксгевден "Венценосная Мученица", фрейлины императрицы Александры Федоровны, гл. 7 «Коронация»). Как подтверждение этому рассказу, луч ангельского света не ушёл от внимания художника и остался запечатлённым в картине L.Tuxen, Baketti (см. иллюстрацию). Картина дошла до нас из частной коллекции. Мемуары родной сестры Царя Ольги убеждают в том, что Николай Второй предчувствовал, если не сказать, всегда знал свою судьбу. Причём я лично нахожу этому свидетельства на совершенно разных и даже не связанных друг с другом страницах её воспоминаний, когда Ольга Александровна рассказывает о событиях, внешне несвязанных с отречением. Посмотрим, начиная с детства Николая Второго и Ольги. Николай Второй маленький (и весёлый!) с мамой Императрицей Марией Фёдоровной. - 1870 - Источник: WikipediaНиколай старше Ольги на 14 лет. Ольга вообще была самая младшая в семье, но в мемуарах говорится, что "оба старших брата, Николай и Георгий, сестра Ксения и, разумеется, Михаил имели свободный доступ в детскую, - при условии абсолютного повиновения миссис Франклин" (стр. 15). Можно легко себе представить, что скрывается за этим "доступом в детскую при условии повиновения" Ольгиной няне! Братья играли с младшей сестрой и, похоже, не было среди них разделения на старших и младших. Брату Мише Ольга писала, например, записочки: "Милый Миша! Мама не разрешит мне выходить гулять завтра, потому, что я гуляла сегодня утром. Пожалуйста, поговори с ней ещё раз" . У Георгия, вспоминает Ольга, "было особое чувство юмора. Всякий раз, как он выдавал особенно удачную шутку, Ники записывал её на клочке бумаги и прятал в шкатулку "курьёзов" вместе с другими памятниками своего отрочества" . Шкатулку эту Николай сохранил и, будучи уже Царём, доставал её иногда и перечитывал шутки брата у себя в кабинете - это напоминало ему о счастливых минутах детства и о Георгии. Играя с детьми, сам Император Александр Третий был охоч до игр и проделок! Ольга рассказывает, как они с отцом ходили "в сады Анпапа воровать яблоки" (это у дедушки в Копенгагене), а также ловить головастиков в прудах и как Александр Третий поливал из садового шланга Шведского короля, которого они, по словам Ольги, "все недолюбливали" , и, как показывал придуманный город Мопсополь в старинном альбоме. Разрешалось также иной раз сделать оттиск большой императорской печатью из золота и хрусталя на самых настоящих конвертах Царя... Но детство заканчивается, когда приходит терроризм. «Неожиданно поезд резко покачнулся, затем ещё раз. Все упали на пол. Секунду или две спустя столовый вагон разорвался, как консервная банка. Тяжёлая железная крыша провалилась вниз, не достав каких-то нескольких сантиметров до голов пассажиров. Все очутились на толстом ковре, упавшем на полотно: взрывом отрезало колёса и пол вагона». Ольга Александровна сидела на коленях у своей няни миссис Франклин и запомнила, как при первом ударе вдребезги рассыпались стёкла, при втором – на них обоих упал какой-то тяжёлый предмет. И затем сразу, без всякого перехода (слова Ольги Александровны): «Потом я почувствовала, что прижимаюсь лицом к мокрой земле...» Каким образом никто из Царской семьи не пострадал? – остаётся загадкой. Шестилетнюю Ольгу неизвестно что вообще спасло от повреждения: «Сила второго удара была так велика, что её выбросило из вагона, превратившегося в груду обломков» . И, вместе с тем, хрупкое тело Ольги, не получило ничего, кроме царапин, тогда как у державшей её миссис Франклин оказались переломаны рёбра и серьёзно повреждены внутренние органы. Как объяснить: два взрыва, 281 пассажир пострадали, 21 – погибли, а тот, на кого направлена эта атака, не пострадал? Я верю, что случай этот не мог не войти в сознание царских детей. «Много лет спустя, - утверждает Ольга Александровна, - кто-то мне рассказывал, что когда я кинулась бежать от обломков, то всё время кричала: «Теперь они придут и убьют нас всех!» . Кто «они», маленькая Ольга не могла тогда понимать, но подсознательное понимание серьёзной силы, направленной на её семью, у неё уже возникло. Не могло также не войти в сознание и Ольги, и Николая Второго поведение в этой экстремальной ситуации их родителей – Александра Третьего и Императрицы Марии Фёдоровны. «Первым из-под рухнувшей крыши вылез император. После этого он приподнял её, дав возможность пассажирам выбраться из-под обломков. Это был поистине подвиг Геркулеса, за который ему пришлось потом заплатить высокой ценой» : «Убедившись, что муж и дети живы и здоровы, Мария Фёдоровна забыла о себе. Руки и ноги у неё были изрезаны осколками битого стекла, всё тело в синяках, но она упорно твердила, что с нею всё в порядке. Приказав принести личный багаж, она принялась резать свои сорочки на бинты, чтобы перевязать как можно больше раненых. Наконец из Харькова прибыл вспомогательный поезд. Несмотря на усталость, ни император, ни императрица не захотели сесть в него, прежде чем были посажены все раненые, а убитые, пристойно убранные, погружены в поезд». Поведение обоих Монархов в этой катастрофе доказывает мне, что Царская Семья мужественно относилась к знанию о том, что зло может преследовать их где угодно и когда угодно – и что они, по большому счёту, всегда знали и всегда были готовы. Николай с детства усвоил это особое положение своей семьи. «Он не знал, что такое страх», - подтверждает Ольга Александровна . И он говорил сестре Ольге не раз: «Я родился в день Иова Многострадального. Я готов принять свою судьбу» . Покушения на Царскую семью случались не раз, причём ничто не смущало убийц, даже святые праздники. Так, 6 января 1905 года на Неве проходила церемония водосвятия. На льду, перед прорубью, был сооружён помост для императора и духовенства. Как только митрополит Санкт-Петербургский погрузил золотой крест в «Иордань», раздался салют из орудий Петропавловской крепости с противоположного берега Невы. Предполагалось, что заряд орудий – холостой, но оказалось на деле, что террористы зарядили орудие боевыми снарядами - картечью. Тут же был тяжело ранен городовой (стоял чуть позади императора). «Второй ударил в Адмиралтейство. Третьим снарядом разбило окно во дворце – всего в нескольких метрах от того места, где стояли вдовствующая императрица (Мария Фёдоровна) и великая княгиня (Ольга Александровна). Осколками стекла осыпало их туфли и платья. Из разбитого окна слышались крики... Все пришли в замешательство – полицейские и военные бегали во всех направлениях... Николай стоял на том же месте, на котором находился в начале церемонии. Стоял, не шевелясь и очень прямо» . По словам Ольги Александровны, он только перекрестился. Известно также, что с тех пор Государь склоняется перед волей Божьей, но за себя и свою семью ничего не боится до 1918 года, а лишь молится о судьбе России, и готов принести себя в жертву ради нее... Мне представляется, что с самого раннего детства Николай Второй (так же как и маленькая Ольга) убедился, что у Царской семьи есть неведомый враг, но есть и небесный защитник. Есть небесный защитник, и всякий раз, когда действуют силы зла, направленные против Царя, то он остаётся под защитой. Но вот беда – вокруг гибнут простые люди. Причём зло лицемерно оправдывает свои действия как раз тем, что теракты направлены не против них. Мне кажется, закономерным становится вопрос: сколько ещё людей должно погибнуть, чтобы зло насытилось прежде, чем случится неотвратимое? Не исключено, что именно этот вопрос стоял перед Николаем Вторым при отречении. И стоял также выбор: миллионы погибших моего народа или взять грех на себя? Вспомним, что и на страницах Нового завета является тот же сюжет: «Если ты вправду Царь Царей, то докажи нам - что же не защитишь самого себя?» Он – живой. Мария Фёдоровна не могла понять причин, заставивших сына Николая Второго отречься, и, по словам Ольги Александровны, не уставала повторять, что это стало для неё «величайшим унижением в жизни» . И, вместе с тем, в Датском изгнании Императрица-мать отклоняла любые просьбы родственников об одобрении той или иной кандидатуры в качестве преемника её сына на восстановление монархии. Сама же Ольга Александровна отказалась принять корону ещё в столице Новоминской. Ведь после Екатеринбургской голгофы Государя и его семьи, а также зверских убийств Великого Князя Михаила Александровича (брата Ольги Александровны) и ещё 17 Романовых, прямой наследницей престола становилась формально Ольга Александровна - и казаки станицы Новоминской уже было провозгласили её Ея Императрицей. Ольга Александровна, никогда не уходившая от своего долга, здесь категорически отказалась. Ольга Александровна свидетельствует, что Мария Фёдоровна наотрез отказывалась верить, что Николай и его семья расстреляны. По воспоминаниям, «Императрица-мать продолжала думать и говорить так, словно её сын и его семья ещё живы» . Императрица Мария Фёдоровна - 1881 - Источник: WikipediaА ведь Императрица была сильной и умной женщиной, способной повернуться к правде лицом и не утратившей ясности ума и энергии даже и в последние годы жизни. В 1925, за три года до её кончины, личным вмешательством Марии Фёдоровны была спасена русская православная Церковь в Копенгагене, после того как большевики заявили, что Церковь при Посольстве императорской России в Дании является их собственностью и уже присоединили её к Советскому Консульству. Будучи датчанкой по происхождению, Мария Фёдоровна потратила все, какие у неё были деньги, но наняла лучшего адвоката, добилась пересмотра дела в Верховном Датском Суде и выиграла его, вернув русским православным верующим их Церковь. Причём, страдая от болезней суставов и не смотря на сильную боль, Мария Фёдоровна, явилась на первую же литургию, сразу после повторного освящения храма. Мне хотелось бы привести также и другой пример силы и бесстрашия в характере Марии Фёдоровны. В Ай-Тодоре, когда Мария Фёдоровна и другие Романовы были окружены Крымскими большевиками, комнату Марии Фёдоровны пришли обыскивать матросы. На столе стояла знаменитая шкатулка с Романовскими драгоценностями (будь эти драгоценности сохранены на славу Государства Российского до сегодня, то ценность их исчислялась бы уже не только ювелирами, но и историками) – Мария Фёдоровна, понимавшая всю ценность этих драгоценностей, проявила невероятный отпор. Она, больная и лёжа на кровати, так начала ругать матросов, что те вышли из терпения и совершенно упустили из внимания, что шкатулка стояла на самом видном месте. Перевернув в комнате ковёр, гардины и даже матрац Императрицы, а также поломав мебель, матросы так ничего и не нашли. Брань же Марии Фёдоровны оказалось столь сильной, что даже бывалый матрос не выдержал и вышел из терпения, обозвав её «старой каргой». Но шкатулку-то Мария Фёдоровна мужественно отстояла! И до конца своей жизни Мария Фёдоровна не позволила никому из родных, ни под каким предлогом продать или уступить хотя бы один камень. Она действительно верила, что это принадлежит Русскому престолу и Империи Российской, а бедственное положение Романовых за границей – вовсе недостаточная причина для того, чтобы сокровища государства уходили под молоток. И вот эта маленькая, но смелая и ясно мыслящая женщина «часами разглядывала их (Николая и семьи) фотографии, находившиеся во всех уголках её спальни» и отказывалась верить, что их убили, но говорила о них как о живых. Более того, Ольга Александровна утверждает, что Мария Фёдоровна верила, что её сын продолжает быть на престоле: «В её воображении Ники по-прежнему оставался властелином империи» . А что подсказывало сердце самой Ольге Александровне? Ян Воррес как-то спросил великую княгиню, молится ли она за брата Николая Второго? «Немного помолчав, она ответила: Не за него, а ему. Он мученик». Разговор этот происходил в 1960 или около того, то есть задолго до канонизации Николая Второго Православной Церковью. 2. Какими они были – семья Романовых? В роскошестве огромного дворца они теснятся друг к другу как можно ближе. Романовы за завтраком. - 1910 - Источник: Beinecke LibraryЯ смотрю на фотографию «Романовы – за завтраком»: в роскошестве огромного дворца она теснятся друг к другу как можно ближе. За каким-то маленьким круглым столом, чуть ли не журнальным столиком... Сами себе чай наливают... Слуг вокруг что-то не видно... И Николай Второй немного удивлённо смотрит в камеру – видно, что фотографирование застало их врасплох. На этом снимке они просто есть друг у друга. У Николая Второго были тёплые отношения с женой и детьми. Возможно, что не последнюю роль в этом сыграла та строгость, в которой воспитывали самого Николая и о которой рассказала сестра Ольга в своих воспоминаниях – похоже, что Николаю Второму совсем не хотелось повторять то аскетическое воспитание, через которое проходил он сам и все дети Марии Фёдоровны (Мария Фёдоровна была умная и блестящая женщина, но в вопросах домашнего порядка и уклада даже Император Александр Третий опасался её гнева. Ольга приводит интересный пример, что обладавший геркулесовской силой её отец мог запросто согнуть кочергу и свернуть любую ложку в бантик, так что иногда он для разрядки так и делал, но при этом с опаской поглядывал на дверь – не увидит ли Мария Фёдоровна? У Романовых Николая Первого и Александры строгости вовсе не было, но зато было очень много любви и тепла к детям. А что за семья – без детей? Первенцем явилась Ольга в 1895 году, за нею родилась сестра Татьяна в 1897, затем - Мария в 1899. Все – здоровые и славные девочки! А когда девочки подросли, то Ольга Александровна стала брать их с собой гулять. Она вообще была своим человеком в семье Романовых, все племянницы её очень любили, но, естественно, не слушались свою молодую тётю! «Дети относились к ней как к подруге по играм», - пишет Ян Воррис. «Они были такие живые, полные энергии и вечно убегали от меня в разные стороны», - вспоминает Великая Княгиня Ольга Александровна. В июне 1901 ожидали, что родится сын, а родилась Анастасия, но все в семье её, конечно же, полюбили! Маленькую свою крестницу Анастасию Ольга Александровна прозвала «шибзиком». Шибзик чего-чего только не вытворяла! – и в буфет от медицинской сестры она пряталась, и с кузенами-мальчишками по деревьям лазила, и маминых фрейлин комически изображала (за последнее ей немножко попадало). Рассказывая об Анастасии, Ольга Александровна награждает её такими именами как «Проказница!», «Шалунья», «Хохотушка», «Золотое сердце!». «Она никогда не дулась» и «Это был такой добрый ребёнок» - тоже про Анастасию. Почему-то у Ольги Александровны по отношению именно к Анастасии было предчувствие, «что она не жилец на этом свете», хотя девочка была весёлая и подвижная. Было два случая, в которых Ольге Александровне пришлось сильно поволноваться за свою крестницу. Первый случай - в Ливадии. Император и четыре дочери купались. Вдруг большая волна накатила и накрыла их всех. Ольга, Татьяна и Мария сразу выплыли на поверхность, а Анастасия исчезла под водой. Царь Николай немедленно нырнул спасать дочь и вытащил её за длинные волосы – притом же оказалось довольно далеко плыть до берега. Другой случай был, когда Ольга Александровна взяла крестницу с собой покататься в Царском селе. Лошади без всякой причины понесли быстро вперёд – и если бы ехавший навстречу верхом граф Илья Воронцов не проявил мастерство джигитовки, то коляска опрокинулась бы, а Ольга и Анастасия разбились бы. Но случай этот не отнял у Анастасии интереса к лошадям – напротив! В то время как все её сёстры сидели в седле неуверенно, лишь делая для «тёти Оли» вид, что им приятно, то Анастасия атаманила верхом! Анастасия – единственная племянница Ольги, которая искренно разделяла тётин интерес к верховой езде. «Если бы девочка осталась в живых, то из неё получилась бы великолепная наездница», - пророчила Ольга своей крестнице отличное спортивное будущее. Пятым ребёнком в семье явился наследник Русского престола Алексей. «Я уверена, что святой Серафим сотворил ей это чудо», - утверждает Ольга Александровна. Дело в том, что у Царицы к 1903 году возникли проблемы со здоровьем, так что ей даже не всегда можно было гулять с дочерьми – тут выручала тётя Оля (и не надо думать, что Царь с Царицей перекладывали полностью воспитание детей на нянь – им, к тому же, не везло с хорошими нянями). Летом 1903 года Царь предложил жене отправиться вместе в паломничество в Саровскую обитель. Царица Александра с надеждой согласилась. В Сарове Царица Александра купалась в реке, где когда-то купался старец Серафим Саровский, а затем молилась у раки с мощами святого. А Николай Второй помогал переносить мощи святого в собор, специально отстроенный для Серафима Саровского. Та поездка запомнилась Ольге Александровне как что-то удивительное. Паломники окружали Царя и всё старались поцеловать ему руки или дотронуться до одежды – и была вокруг атмосфера любви и тепла. И также Ольга Александровна утверждает, что видела в этой поездке чудеса исцеления. Спустя год, в 1904, у Царицы родился сын. Он явился в семью долгожданной радостью – родился наследник престола! – и вместе с тем, лишил Романовых покоя: уже в младенческом возрасте Алексею поставили страшный диагноз – гемофилия. Чем страшна была гемофилия в начале 20 века? – Тем, что тогда против неё медицина была бессильна. Гемофилия – результат не выработки организмом протеина, отвечающего за свёртываемость крови. В случае разрыва сосудов возникает неконтролируемое кровоизлияние. Внутренние кровоизлияния в почки и мозг - смертельны. Рождённые с гемофилией дети погибали в раннем возрасте. Такая же участь ждала и Алексея. Ольга Александровна присутствовала при его первом приступе, когда казалось, что он умирал: произошло внутренне кровоизлияние и «несколько часов спустя ребёнок корчился от невыносимой боли». Стр.153, из воспоминаний Ольги: «вокруг глаз появились тёмные круги, тельце его как-то съежилось, ножка до неузнаваемости распухла» и затем: «Прошло уже много часов и врачи оставили всякую надежду». Ольга Александровна утверждает, что в этом и во всех последующих приступах Алексея его удалось спасти силой молитвы. Некоторые необыкновенные события рассказаны в книге очень просто - примерно так, как выразился о чудесном на практике один Московский священник: "Чудеса у нас случаются в рабочем порядке". Меня, с этой позиции, сильно заинтересовал рассказ Ольги об уходе в Галифакс рейсом "Эмпресс оф Канада" (спасаясь от преследований КГБ, Ольга и её семья иммигрировали в Канаду по статье "сельскохозяйственные иммигранты", кем они и были на самом деле). "Её мужество подверглось суровому испытанию ещё во время плавания", - пишет о переезде в Канаду Ян Воррес. Затем немногими и простыми словами рассказывается, что сначала удалось уйти от ловушки КГБ с парохода "Батория" (первоначально именно на этом Польском судне собиралась уезжать Ольгина семья) и что практически всё путешествие через Атлантику был непрекращающийся шторм. Капитан лично признался Великой княгине Ольге, что это "был самый трудный рейс "Канадской Императрицы" , а члены экипажа и вовсе прозвали этот рейс "пьяной княгиней". Юмор, однако, не спасал даже бывалых моряков от морской болезни, и для меня настоящим откровением прозвучало удивление Ольги Александровны в следующих её, таких наивных словах (стр. 214) :"Старый лайнер всё время качало, спокойных часов выдалось немного. Не понимаю, почему я не страдала от морской болезни, как все мои близкие. Хорошим моряком я никогда не была. Бывало, во время плаваний на "Штандарте", к огорчению моих племянниц, я лежала пластом". Я верю, что всё не случайно. И, быть может, небесная защита и в данном случае сыграла свою роль. По словам же Ольги, царские дети не только считали моряков своими лучшими друзьями (то есть буквально дружили с матросами), но в семье Николая Второго всем детям без исключения прививали любовь к флоту реальной корабельной практикой. Продолжение отдыха. Передохнув от морской жизни 4 дня в СПб (куда они ездили попрощаться со смертельно больным графом Орловым, отправляющимся на лечение в Египет), императорская семья снова вернулась в Виролахти. Много ловили рыбы на удочку (в это лето Николай II, не будучи таким завзятым рыбаком как его отец, наловил удочкой рыбы более, чем Александр III). Иногда взрывали под водой небольшие бомбочки, для пополнения запасов рыбы для камбузов яхты и кораблей охраны. Любимое развлечение – гонки матросов на шлюпках под парусами. Много плавали с Алекс вдвоём, она на руле, Император на вёслах. Сзади на расстоянии следовали два торпедных катера охраны. СПб – Койвисто – Виролахти – СПб. В Таллинне в этом году состоялась еще одна встреча на высшем уровне – с президентом Франции Фальером. В ходе этой встречи был подписан мирный договор, позволивший на несколько лет отсрочить начало войны. По дороге на эту встречу, царская флотилия на пару дней причалила к о. Сомер. СПб – Сомер – Таллинн. 29.7 – 02.8.1908 г. Остановка на отдых по дороге из Таллинна в СПб. Под охраной 14 военных кораблей яхта "Штандарт" пять дней стояла на рейде около о. Каво, архипелага Виролахти. С тех пор это место стало называться "рейд для "Штандарта". Царская чета наслаждалась одиночеством. Высадка посторонних лиц на необитаемые острова архипелага была в это время строго запрещена. Таллинн – Виролахти – СПб. 31.8 – 20.10.1908 г. Поездка на отдых. Осенний отдых начался стрельбой из корабельных пушек по списанным кораблям вблизи Койвисто. Всё последующее время Царская семья провела на "Штандарте" традиционным образом – царь часто охотился на островах, царица с Анной Танеевой рисовала акварели, дети играли. Все много купались, слушали музыку специально приглашённого столичного оркестра. Император даже подумывал о покупке острова Каво в качестве места постоянного отдыха. СПб – Койвисто – Виролахти – СПб. В ссылке. Не смотря на опасность гемофилии, Алексей пилит дрова с отцом, не позволяя сёстрам выполнять мужскую работу. - 1917 - Источник: Beinecke Library Гемофилия казалась врагом «номер один», но огромной страшной пилой Алексей в ссылке пилит вместе с отцом дрова, не позволяя сёстрам выполнять мужскую работу и, вопреки прогнозам этой страшной болезни, отмечает в 1917 году свой тринадцатый день рождения! Нет, не гемофилия убила его – мы слишком хорошо это знаем. На момент же расстрела Алексею оставался месяц до четырнадцатилетия. Ольга Александровна признаётся, что не может даже вспомнить, сколько приступов гемофилии перенёс Алексей - их было так много, что Ольга потеряла им счёт. С раннего детства Алексею пришлось учиться преодолевать боль. В мужественном преодолении болезни сформировался его характер. Один из самых жестоких приступов случился из-за того, что, не смотря на все противопоказания гемофилии, Алексей занимался спортом на воде (приступ наступил после того, как Алексей прыгнул в лодку, неудачно задев за уключину). Профессор Военно-медицинской Академии, известный хирург Сергей Петрович Фёдоров, за помощью к которому немедленно обратилась Царица, расценил травму как "самую тяжёлую" в истории болезни мальчика. Позднее Фёдоров виделся и разговаривал с Ольгой Александровной и, согласно её воспоминаниям, светило русской военной хирургии признавался, что с медицинской точки зрения выздоровление Цесаревича невозможно, необъяснимо. Болезнь научила Алексея видеть и понимать боль других людей. Историки утверждают, что Цесаревич делился с сёстрами и отцом о том, каким он будет Царём - мальчик мечтал о государстве, в котором не было бы бедности и несчастья. Сегодня невозможно сказать, какой могла бы стать Россия под царствованием Алексея. Возможность видеть это отнята у российского народа в ту страшную и роковую ночь, когда Царскую семью расстреляли в Ипатьевском подвале. На расстрел наследника Российской Империи нёс на руках его собственный отец - Алексей тогда не мог уже идти сам. Вся семья приняла мученическую смерть. Я смотрю на таблицу. Слева имена детей Николая и Александры - Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия, Алексей и у каждого – своя, индивидуальная дата рождения – нам неизвестно, почему и для чего человек входит в мир в тот или иной день... А справа – их жизни, словно по линейке обрезаны датой 17 июля 1918 года. Это зло обрезало их жизни. 3. Кто не предал? Великая княгиня Ольга утверждает, что образ Святого Николая-Чудотворца был небесным покровителем Императорской семьи. Это их небесный защитник, верили Романовы. И когда казалось, что весь мир обрушился на Царя Николая Второго, и когда он сам своим отречением снял небесную защиту с себя и своей семьи, то даже и в этом жестоком мире действовали добрые силы и находились добровольные и верные защитники – те, кто не предал – люди, чьи имена даже и не всегда сохранились, но кто сделал в безнадёжной ситуации всё, что от них лично зависело. Кто не предал? – - не предал отряд верных Императору саперов, строивших мост через Днепр; саперы вызвались сопроводить поезд с родной сестрой Царя в течение всего пути в Крым, где на каждой станции происходили сцены захвата - до самого Севастополя (поезд ехал четыре дня). Саперы не только сдержали слово защитить поезд, но по прибытии отвели поезд на запасной путь ; - не предал личный состав Севастопольской военно-авиационной школы, основанной великим князем Александром Михайловичем. Именно эти люди встретили Ольгу с поезда, отведенного саперами за пределы города на запасной путь ; - не предал матрос Задорожный. Воспользовавшись спорами Севастопольского и Ялтинского советов о том, кто имеет преимущественное право расстрелять Ольгу и остальных её родственников в Ай-Тодоре, Задорожный вывел узников на свободу; - не предал врач, ялтинский дантист, которого местный совет отправил в командировку в Сибирь; этот человек доставил Ольге тайком несколько писем и небольших подарков от Николая и Александры из ссылки ; - не предали несколько слуг, телохранитель Тимофей Ячкин, няня миссис Франклин; - не предал генерал Кутепов. Совершенно случайно рассмотрев за грязной одеждой и растрепанными волосами княгиню Ольгу Александровну, генерал на свой страх и риск предложил ей и её спутниками свой вагон, который ему удалось прицепить к составу, уходящему в Ростов ; - не предали казаки Новоминской станицы; четыре казака, рискуя собственной жизнью, сопровождали семью великой княгини с двумя младенцами на руках к Черноморскому побережью; путь был опасный и страшный: зима, приходилось ночевать в заброшенных амбарах, все мучились голодом... ; - не предал казак, который проявил в защите Ольги и её семьи решительность для того, чтобы отправить её в Новороссийск, тогда как начальник железнодорожной станции специально задерживал поезд с Царской сестрой, зная, что к Ростову подходят большевики . Все эти люди рисковали жизнью для члена Императорской семьи - Ольги, родной сестры Николая Второго.

10.11.2009 14:07:43